Поиск по этому блогу

четверг, 26 ноября 2015 г.

Коржибски Одна Из Биографий: Введение к бесплатному онлайн изданию и Оглавление



! Желающие ознакомиться с оригиналом на английском языке, могут сделать это на странице бесплатного онлайн издания.

! Просьба ко всем читателям, при обнаружении опечаток сообщать о них в комментариях. Так вы поможете улучшить перевод.

Если вы хотите видеть больше материалов по ОС и других полезных материалов, переведённых на русский язык, окажите блогу финансовую поддержку через PayPal:

https://www.paypal.me/gsrus1
или через QIWI: 9621524079


  

 Введение к бесплатному онлайн изданию (2014)
 (Некоторые части этого введения взяты из моей благодарственной речи к принятию Награды С. И. Хаякава За Письменный Вклад В Развитие Института Общей Семантики, 2011)

Коржибски: Одна Из Биографий
Перевод бесплатного онлайн издания

Посвящается моим наставникам
Шарлотт Шекарт Рид и Роберту П. Пула




Альфред Коржибски на интенсивном семинаре, август 1940 г.
Человек [может жить] во славе,
но он не понимает;
он уподобляется безмолвным животным.
- Псалом 49:20

1. Маркус, и другие, перев. 2001.


Казалось бы, биография Стива Джобса была опубликована лишь через несколько дней после его смерти. На то чтобы появилась биография Коржибски, ушёл 61 год. Почему так долго? Это интересный вопрос, на который я пока не буду отвечать. Но если вам интересно, почему я написал эту книгу, то я подумал, что это давно пора сделать.

Мой друг Роберт П. Пула, выдающийся учёный, преподаватель общей семантики и бывший директор Института Общей Семантики, работал над биографией Коржибски много лет. Его неожиданная смерть в начале 2004 года побудила 'меня принять эстафету'. Разработки и учения Коржибски не существовали в полной мере на письме, а в большей степени передавались часто неформальными и невысказанными способами. Будучи давним другом Шарлотт Шекарт Рид, доверенного секретаря и литературного душеприказчика Альфреда Коржибски, я хотел передать чувство близости к Коржибски и к его работе, которое я получил от неё и других, и боялся, что это чувство, в противном случае, может быть потеряно. С годами наследие Коржибски исказилось и лишилось ясности усилиями, как критиков, так и последователей. Мне нужно было передать другим важное сообщение, и для меня стало необходимым в подробностях написать о работе и жизни Коржибски.

Впервые я узнал о работе Коржибски в начале 60х годов, в возрасте 13 лет, и я изучал её большую часть своей жизни. Я работал в Институте Общей Семантики во второй половине 20го века преподавателем и редактором несколько десятилетий уже после смерти Коржибски, но всё ещё под его ощутимым влиянием. Я прошёл учебный курс и получил учёную степень в Прикладной Эпистемологии / 'Общей Семантике'. На поиск и исследование материалов для написания этой книги ушло семь лет. Думаю, что за это время мне удалось чему-то научиться. Если вы хотите докопаться до сути учений Коржибски, данная книга вам в этом поможет, и вдобавок вы сэкономите кучу времени. Ведь, как я уже сказал, написание этой книги было для меня необходимостью. Если вы в целом интересуетесь работой Коржибски, которая известна под сбивающем-некоторых-с-толку названием «общая семантика», я думаю, что вы сочтёте необходимым прочесть эту книгу.

Надеюсь, что с данным бесплатным онлайн изданием отсутствие экземпляра или денег на его покупку больше не будет служить оправданием за то, что эта книга до сих пор не прочитана. Книга будет публиковаться по коротким частям на протяжении следующего года с активной ссылкой на страницу с Оглавлением. Я рекомендую читать эти части в указанном порядке, начиная с Предисловия и Справки о Языке. Сноски будут включены в каждую публикацию, и я также включил ссылки на загружаемые версии разделов Сноски и Библиография в конце таблицы Оглавления. В загружаемом алфавитном указателе приводится подробное краткое содержание глав, которое может оказаться вам полезным.

В разделе Благодарности, в конце таблицы Оглавления, вы найдёте информацию о людях, которые помогали мне, и об источниках, которыми я пользовался при написании книги.

Несмотря на то, что я предоставляю это онлайн издание бесплатно, пожалуйста поддержите мою работу заказом печатного экземпляра книги и запросом на заказ в вашей библиотеке. В каталоге Ingram книга доступна для приобретения у таких международных издательских партнёров как Barnes and Noble, Amazon.com, The Institute of General Semantics, и др. Её также можно заказать во многих крупных книжных магазинах. Книга доступна в мягком (в швейном и клеевом скреплении) (ISBN 978-0-9700664-0-4) , жестком и твёрдом переплётах (ISBN 978-0-9700664-2-8).

— Брюс Кодиш
6 июня 2014 г.


Оглавление




Предисловие: Почему Коржибски важен?

Справка о языке и произношении

Часть I Последний День

 
Гл. 1 - "Мы лишь коагулируемся"
 

Часть II Первые Шаги
 
Гл.2 Молодой Альфред
1. Введение
2. Решние проблем
3. Лошадь не обманешь
4. "Мы были как незнакомцы"
5. Практический идеалист
6. Школьные дни
7. "Первое и величайшее разочарование"

Гл. 3 - Толковый инженер
1. Введение
2. Химическое образование
3. Механизм по Альфреду Коржибски

Гл. 4 - В Рим
1. Введение
2. Странник
3. "Maladetto Pollaco"
4. "The Relationship of the Polish Youth Toward the Clergy..."
5. "A Roma"

Ch. 5 - Sick of Everything
1. Introduction
2. Revolution in Poland
3. "Sick of Everything"

Part III - The Great War
Ch. 6 - Germany Must Be Beaten.
1. Introduction
2. Premature Evacuation
3. Private With a String

Ch. 7 - On the Eastern Front
1. Introduction
2. Greenhorns and Idiots
3. Safe-Crackers, Spies, and Secret Police

Ch. 8 - Battle and Retreat
1. Introduction
2. 10,000 German Corpses
3. Retreat from Lodz
4. Used To Be A Horseman

Ch. 9 - At the Disposal of the Minister of War
1. Introduction
2. At the Disposal of the Minister of War
3. How Many Horse-Miles to New York City?

Ch. 10 - Oh! Petawawa
1. Introduction
2. Where One Hears the Noise of the Water
3. Junior Inspector
4. Gossips, Bugs, and Skunks
5. Incident at a Train Station

Ch. 11 - 1917
1. Introduction
2. On the Waterfront
3. For Want of a Horseshoe

Ch. 12 - “Buy Liberty Bonds and Work Like Hell.”
1. Introduction
2. "You Told Me to Make You Mad."
3. "Poland Is Not a Piano."
4. "Buy Liberty Bonds and Work Like Hell."
5. "Spanish Flu"
6. Armistice
7. The Pan-American Labor Conference

Ch. 13 - A Veteran of the Great War
1. Introduction
2. In Flanders Fields
3. Painful Legacy

Ch. 14 - Mira
1. Introduction
2. A Quick Romance
3. Newlyweds

Ch. 15 - “Let The Dead Be Heard
1. Introduction
2. "The Profiteers and How to Fight Them"
3. The New Machine
4. A Villain With A Smiling Cheek
5. The International Labor Conference
6. The Polish Mechanics Company

Part IV - Time-Binder
Ch. 16 - “Binding Time”
1. Introduction
2. Epiphany
3. "Binding Time"
4. The Language and Logic of Nature
5. Man as an Exponential Power
6. Consequences
7. Forerunners

Ch. 17 - Dear Dear Old Men
1. Introduction
2. Cassius J. Keyser
3. How to Read a Book
4. Jacques Loeb

Ch. 18 - Alfred and The Jews
1. Introduction
2. A Remarkable Letter
3. Antisemitism1920
4. Turning
5. Lifelong Misconceptions

Ch. 19 - The Time-Binding Club
1. Introduction
2. "Poly"
3. Universal Labor and Time-Binding
4. "Ideals of Socialism"
5. The Time-Binding Club
6. Steinmetz
7. Maggots in The Cheese

Ch. 20 - Manhood of Humanity
1. Introduction
2. E.P. Dutton
3. Going to California
4. "Please Drop This Time-Binding."
5. Kudos and Criticisms

Part V - Science and Sanity
Ch. 21 - Leibniz’s Dreams
1. Introduction
2. Leibniz's Dreams
3. Idols of the 'Mind'
4. The Dream of a Universal Language

Ch. 22 - “Just Work, Work, Work”
1. Introduction
2. Marketing Manhood
3. Down and Out
4. Sweet, Sweet Delights of Human Relations
5. Monkeying with the Octopuses

Ch. 23 - Strange Footprints
1. Introduction
2. Principia Mathematica
3. Qualitative Mathematics
4. "Yes, We Have No Bananas"
5. Bertrand Russell
     a. Reflexiveness and Mapping
     b. Relations, Structure, and Order
     c. "My Dear Russell"
6. Alfred North Whitehead
7. Eddington

Ch. 24 - A Visitor from Mars
1. Introduction
2. Among the Scientists
3. The Social Role of the Man of Knowledge
4. A Visitor From Mars

Ch. 25 - “The Brotherhood of Doctrines”
1. Introduction
2. Mathematical Philosophy
3. Fate and Feedback
4. Midwest Sojourn
5. "The Brotherhood of Doctrines"

Ch. 26 - “Fate and Freedom”
1. Introduction
2. "Fate and Freedom"
3. More Delays
4. Wittgenstein

Ch. 27 - Measure of Man
1. Introduction
2. "As A Flash..."
3. An Educational Appliance
4. 'A Poke in The Ribs'
5. Cosmic Pipe Dreamer

Ch. 28 - Advancing Human Engineering
1. Introduction
2. The Library of Human Engineering
3. Time-Binding: The General Theory
4. The International Mathematical Congress, Toronto (1924)

Ch. 29 - A Quiet Place in the Country

Ch. 30 - Saint Elizabeths
1. Introduction
2. "Korzybski is in St. Elizabeths"
3. The 'Logic' of 'Insanity'
4. "What is Reality?"
5. The Pathology Lab
6. Anthropometers for Sale
7. Time-Binding: The General Theory (Second Paper)
8. A Non-Aristotelian System

Ch. 31 - “The Tragedy of My Work”
1. Introduction
2. On the Borderline
3. Graven
4. Building a Boat in the Middle of a Churning Sea
5. Pressed for Time

Ch. 32 - Trial-By-Headline
1. Introduction
2. Breakdown
3. Trial-by-Headline
4. More Lies and Misrepresentations
5. Vindication

Ch. 33 - First Draft
1. Introduction
2. The Logic of Modern Physics
3. Quantum Differences
4. Badly Overdue

Ch. 34 - “Don’t You See the Electron?”
1. Introduction
2. Pasadena
3. "Don't You See the Electron?"
4. 'Ises' and Other 'Notions'
5. The Queer Duck and the French Secretary

Ch. 35 - Zero Hour

Ch. 36 - A Short Trip to Poland
1. Introduction
2. The Congress of Mathematicians of Slavic Countries
3. More Bad News

Ch. 37 - Knowledge, Uncertainty, and Courage
1. Introduction
2. Knowledge
     a. The Language Filter
3. Uncertainty
4. Courage

Ch. 38 - “General Semantics”
1. Introduction
2. A General Theory of Evaluation
3. "A theory of 'meaning' is impossible."
4. 'Won't you have a seat?'

Ch. 39 - A Monkey on His Lap
1. Introduction
2. Publishers and Editors
3. The International Non-Aristotelian Library Publishing Company

Ch. 40 - Science and Sanity
1. Introduction
2. The Science Press Printing Company
3. Waiting in Suspense
4. The Final Push

Part VI - Words Are Not Enough!
Ch. 41 - What Had Alfred Wrought?
1. Introduction
2. A System of Systems
3. "Nothing So Practical"
4. A Theory of Sanity
5. Eager for Research

Ch. 42 - Reviewing Reviews
1. Introduction
2. First Reviews
3. Some 'Philosophers' Respond

Ch. 43 - ‘Scientists Don’t Read’
1. Introduction
2. "Dear Professor Einstein"
3. Coghill
4. My Work is Preventive and Educational
5. Kendig
6. Things Look Up

Ch. 44 - On the Road
1. Introduction
2. "The Horror of Hitlerism"
3. Gypsy Teacher
4. Tears for the Human Cauldron
5. Barstow School
6. An Educational Experiment
7. The First American Congress for General Semantics

Ch. 45 - Seminars
1. Introduction
2. Seminars
3. Extensionalize
4. Laboratory Work
5. The Alka-Seltzer Case
6. Neuro-Semantic Relaxation

Ch. 46 - “Shoot All the Mothers!”
1. Introduction
2. Cambridge
3. A Worried Letter
4. Case #46
5. A Beautiful Home
6. "Shoot All The Mothers"

Ch. 47 - One Weary Man
1. Introduction
2. Man The Unknown
3. Olivet
4. One Weary Man

Part VII - The Institute
Ch. 48 - The Institute of General Semantics
1. Introduction
2. The Tyranny of Words
3. The Institute of General Semantics
4. Seminars and Scholars
5. Cornelius Crane
6. Mira Returns

Ch. 49 - Growing Pains

Ch. 50 - The August Intensive

Ch. 51 - Nothing To Do But Continue

Ch. 52 - “Recognition But Very Little Money”
1. Introduction
2. A Good Name
3. Sanity Update
4. "Do You See Red?"

Ch. 53 - Question Marks
1. Introduction
2. A Congress and a Book
3. Question Marks
4. "To Transform Myself"
5. Debt Paid

Ch. 54 - War Work
1. Introduction
2. Questions of Morale
3. More Publicity and Reviews
4. Boosters
5. "Something drastic must be done about 'that cat'"
6. "Some Non-Aristotelian Data on Efficiency for Human Adjustment" or Overworked Like Hell—As Usual

Ch. 55 - Poland Fights
1. Introduction
2. The Need for Funds
3. A Serious Curmudgeon

Ch. 56 - Time To Try New Things
1. Introduction
2. The IGS Seminar-Workshop
3. Some Students
4. The Process of Abstracting
5. 'A Deaf Ear'
6. Autumn News

Ch. 57 - “Release of Atomic Energy”
1. Introduction
2. "Mathematics as a Way of Life"
3. "Release of Atomic Energy"
4. "A Veteran's Readjustment"
5. War's End

Ch. 58 - “Shoot Yourself!”
1. Introduction
2. "Shoot Yourself"

Ch. 59 - A Matter of Character
1. Introduction
2. A 'New Type of Thinking'
3. A Matter of Character
4. Beyond Lip Service

Ch. 60 - SNAFU
1. Introduction
2. Where Shall We Go?
3. Promising Developments
4. A Helping Hand
5. Leaving Chicago
6. With Friends Like These...
7. A Model Seminar-Workshop
8. Lime Rock

Ch. 61 - “I Don’t Care A Damn About Those Yahoos...”
1. Introduction
2. Antics With 'Semantics'
3. Members of the Institute
4. "The Most Appalling Scandal of the Year"
5. "I Have Done My Job"
6. Looking Back
7. "Lonesome for him"

Ch. 62 - “Without Publicity There Is No Prosperity.”
1. Introduction
2. Books, Books, and More Books
3. Students, Classes and Groups

Ch. 63 - “What—Me Worry?”
1. Introduction
2. 'Cool' Warrior
3. "What I Believe"
4. "What—Me Worry?"

Ch. 64 - Hardly A Day Off
1. Introduction
2. Home At Work
3. Yale
4. Cooper Union
5. Incommunicado
6. The Third Congress on General Semantics
7. A Bequest To His Fellow-Sufferers
8. At the Castle
9. More Work To Do

Ch. 65 - Farewell

Acknowledgements
Notes
Bibliography
Index
About the Author


Предисловие: Почему Коржибски важен?

суббота, 21 ноября 2015 г.

Руководство к экстенсиональному ориентированию

Так же как механик носит с собой пару плоскогубцев и отвёртку на случай, если придётся ими воспользоваться – так же как мы носим в своей голове таблицу умножения для каждодневного использования – мы можем носить с собой в голове удобные руководства к экстенсиональному ориентированию. Их основная функция состоит в том, чтобы предотвратить хождение по кругу в интенсиональном мышлении, сигнальные реакции и наши попытки ответить на вопросы, на которые невозможно ответить, и помочь нам избежать бесконечного повторения одних и тех же ошибок. Эти правила не укажут нам прямо на лучшие возможные решения, но они поспособствуют нашему поиску образов действия, которые лучше старых. Нижеследующие правила представляют собой краткое изложение наиболее важных частей книги Сэмюэла Хаякавы "Язык В Действии".

1. Карта – это НЕ территория, которую она обозначает; слова – это НЕ вещи.
Карта не представляет всю территорию; слова никогда не говорят всего о чём-либо.
Карты карт, карты карт карт, и так далее, можно делать до бесконечности, с или без отношения к территории.
 
2. Контексты определяют значение.
 
3. Значения слов НЕ – в словах; они – в нас.
 

4. Будьте осторожны со словами «быть, являться»; они могут вызвать больше проблем, чем любые другие слова в языке:
 
Трава – (есть) зелёная. (Но как насчёт той роли, которую играет здесь наша нервная система?)
 
Мистер Миллер – еврей. (Будьте внимательны к уровням абстракции; их порой легко спутать.)
 
Бизнес есть бизнес. (Директива.)
 
Это – то, что оно есть. (Разве? А на долго ли?)
 
5. НЕ пытайтесь пересечь мосты, которые ещё не построены. Отличайте директивные утверждения от информативных.
 
6. НЕ бейте машину в глаз, когда она упрямится.
 
7. Двустороннее ориентирование – это зажигание, а не руль.
 
8. БУДЬТЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЯМ: с одной стороны, они говорят слишком много – «кресло» - это не всегда «то, на что можно сесть»; с другой стороны они никогда не говорят достаточно, потому что характеристики опускаются в любой вербализации.
 
9. Пользуйтесь ИНДЕКСАМИ и ДАТИРОВАНИЕМ, чтобы помнить о том, что НИ ОДНО СЛОВО НЕ ЗНАЧИТ ОДНО И ТО ЖЕ БОЛЕЕ ОДНОГО РАЗА.
 



Корова1 – это не корова2, корова2 – это не корова3,…
Еврей1 – это не еврей2, еврей2 – это не еврей3,…
Смит1939 – это не Смит1940, Смит1940 – это не Смит1941,…
 
10. Когда вы «разочарованы», «циничны» и «полны сомнения», ПОДВЕРГНИТЕ ВАШИ СОМНЕНИЯ СОМНЕНИЮ.

Если этих правил слишком много, чтобы их запомнить, читатель может запомнить хотя бы нижеследующее:

КОРОВА1 – ЭТО НЕ КОРОВА2, КОРОВА2 – ЭТО НЕ КОРОВА3,…
 
Это самое простое и общее руководство к экстенсиональному ориентированию. Слово «корова» даёт нам интенсиональные значения, информативные и аффективные; оно заставляет нас вспомнить свойства, которыми эта «корова» схожа с другими «коровами». Индексный номер напоминает нам, что эта «корова» отличается; он напоминает нам о том, что «корова» не рассказывает нам «всего» о событии; он напоминает нам о характеристиках, опущенных в процессе абстрагирования; он предостерегает нас от отождествления слова с вещью, то есть, от спутывания «коровы» - абстракции с экстенсиональной коровой, и от сигнальной реакции.

Пост подготовлен на основе материалов из книги "Язык В Действии", автор С. И. Хаякава, сс. 194 - 195.

пятница, 13 ноября 2015 г.

Книга "Язык В Действии"


С. И. Хаякава проводит общее рассмотрение процесса абстрагирования, символьного и сигнального поведения, интенсионального и экстенсионального ориентирований и частные примеры проблем, связанных с недостатком навыка сознательного абстрагирования.

Будучи обобщённой и, в основном, косвенно связанной с Общей Семантикой, данная книга может послужить хорошим инструментом для понимания заинтересованности читателя в собственно Общей Семантике, так как в ней описывается множество проблем, на решение которых Общую Семантику можно направить.

В книге есть примеры, связанные с актуальными событиями на момент её написания (конец 1930х), но общие положения и рекомендации по оцениванию событий имеют ценность и по сей день. Книга ориентирована на широкую аудиторию, все понятия и термины разъясняются простым, приземлённым языком.

  Если вы хотите видеть больше материалов по ОС и других полезных материалов, переведённых на русский язык, окажите блогу финансовую поддержку через PayPal:

https://www.paypal.me/gsrus1
или через QIWI:
9621524079




 Важные примечания


0. После прочтения данной книги, настоятельно рекомендуется ознакомиться с критической статьёй Брюса Кодиша Вниз по лестнице Хаякавы.

1. Переводчик выражает благодарность всем участникам сообщества в vk за комментарии об ошибках в переводе. Без них, многое бы осталось незамеченным при повторной сверке.

2. Дополнительный раздел книги "материалы для чтения" переведён не полностью. Собрана только та часть, готовый перевод которой удалось найти.

среда, 11 ноября 2015 г.

Старые грабли и научное отношение

 СТАРЫЕ ГРАБЛИ

Обратите внимание на различия между нашим технологическим, научным отношением к одним вещам и интенсиональным отношением к другим. Когда нам ремонтируют машину, мы не спрашиваем: «То, что вы предлагаете, соотносится с принципами термодинамики? Что бы сделал Ньютон или Фарадей в такой ситуации? Вы уверены, что это не представляет дегенеративные и пораженческие тенденции в технологических традициях нашей страны? Что бы случилось, если бы мы поступали так с каждой машиной? Что Аристотель говорил об этом?» Это бессмысленные вопросы. Мы спрашиваем только:

«Каков будет результат?»

Однако когда мы пытаемся улучшить общество, всё происходит по-другому. Мало людей спрашивают о практических результатах предложенных практических перемен. Предложенные решения почти всегда обсуждаются в свете вопросов, на которые нельзя дать проверяемые ответы:




И мы проводим так много времени, обсуждая бессмысленные вопросы, что часто мы даже близко не подходим к тому, чтобы точно узнать, каковы будут результаты предложенных действий.

В ходе этих утомительных дискуссий на бессмысленные темы, кто-то рано или поздно организует кампанию, чтобы провозглашать:
 


Большинство из этих призывов, конечно же, приглашают нас ещё раз наступить на старые грабли – другими словами, ПРИГЛАШАЮТ НАС ПРОДОЛЖАТЬ СВОДИТЬ СЕБЯ С УМА. В смятении, мы принимаем эти приглашения, и получаем всё те же, старые результаты.

НАУЧНОЕ ОТНОШЕНИЕ

Когда-то было «невозможно» передвигаться со скоростью более тридцати километров в час, но сегодня мы можем передвигаться со скоростью шестьсот километров в час. Когда-то было «невозможно» перемещаться по воздуху – и люди снова и снова приводили этому «доказательства» - но теперь мы спокойно перелетаем океаны. Можно сказать, что учёный профессионально занимается преодолением «невозможного». Ему это удаётся, потому что, как учёный, он ориентирован экстенсионально. Он может ориентироваться – и часто так и происходит – интенсионально на то, что он называет «ненаучными темами»; поэтому, когда учёный говорит о политике или этике, нередко он мыслит не более здраво, чем кто-либо другой.

У учёных есть особые способы разговаривать о явлениях, с которыми они имеют дело – особые «карты» для описания «территорий». Они делают прогнозы на основе этих «карт»; когда события происходят согласно прогнозам, они считают свои «карты» «истинными». Если события не происходят согласно прогнозам, они избавляются от своих «карт» и составляют новые; то есть, они работают над новыми гипотезами, которые предполагают новые образы действий. Они сверяют свою «карту» с «территорией». Если они не сходятся, они отбрасывают «карту» и составляют больше гипотез до тех пор, пока они не найдут те, которые работают. Они считают их «истинными», но «истинными» лишь на данный момент. Если впоследствии, они сталкиваются с новыми ситуациями, в которых они не работают, они вновь готовы избавиться от «карт», пересмотреть экстенсиональный мир, и составить новые «карты» с новыми образами действий.

Когда работа учёных подвергается минимальным финансовым или политическим влияниям – то есть, когда они свободно могут объединять и обменивать свои знания со своими коллегами по всему миру, чтобы проверять точность «карт» независимыми наблюдениями – они добиваются быстрого прогресса. Будучи многосторонне и экстенсионально ориентированными, они испытывают меньше проблем, чем другие люди, с устойчивыми догмами и бессмысленными проблемами. Последнее, что станет делать учёный – это держаться за «карту» потому, что он унаследовал её от деда или потому, что этой же картой пользовался Джордж Вашингтон или Авраам Линкольн. В интенсиональном ориентировании: «Если это устраивало Вашингтона и Линкольна, это устраивает и нас». В экстенсиональном ориентировании, мы не знаем до тех пор, пока не проверили.


Источник: С. И. Хаякава, Язык В Действии, сс. 190 - 192.

пятница, 6 ноября 2015 г.

Журнальные выдумки как внешний источник интенсионального ориентирования

Когда вам случиться читать инструкцию по установке автомобильного радио, противотуманных фар или другого устройства, обратите внимание, насколько много внимания необходимо для чтения такой инструкции – насколько часто приходится сверяться с экстенсиональными фактыми: «Провода различаются по цветам изоляционного покрытия». И мы проверяем, так это или нет. «Подключите провод с красным покрытием» - мы находим провод «с клеммой, отмеченной буквой А…».

Теперь сопоставьте этой задаче чтение истории в «бульварном» журнале. Последнюю задачу можно выполнить почти совсем без внимания; мы можем громко слушать радио, есть шоколад, играться с кошкой под ногами, и даже вести отрывочную беседу, практически не отвлекаясь от истории. Чтение средней журнальной истории не требует экстенсиональной сверки, ни посредством изучения экстенсионального мира вокруг нас, ни напрягая память в попытках вспомнить противоречащие факты. История следует по простым тропинкам уже установленных интенсиональных ориентирований. Ожидаемые суждения сопровождаются ожидаемыми фактами. Загулявший муж возвращается к своей жене, а она будучи «самой преданной», празднует победу над смазливой, но бессовестной красоткой; маленький сын – большой озорник, но при этом очень мил; крупный предприниматель – суров, но всегда с добрым блеском в глазах. Такие истории порой бывают весьма искусно придуманы, но они не затрагивают интенсионального ориентирования. Не смотря на то, что в реальной жизни коммунисты могут быть очаровательными людьми, их никогда не представляют таковыми, ведь в свете интенсионального ориентирования, к любому, кого называют «коммунистом», не применимо слово «очаровательный». В реальной жизни негры часто занимают уважаемые и ответственные должности, в журнальных историях им разрешается появляться только в роли комедийных персонажей или слуг, потому что по интенсиональному ориентированию, неграм нельзя быть кем-то ещё.

Есть две важные причины сохранения интенсионального ориентирования в массовой продукции, такой как политические статьи, книги и радио-сериалы. Во-первых, так проще читателю, который, прежде всего, ищет способ расслабиться. Домохозяйка только что уложила детей спать; предприниматель пришёл домой после тяжёлого дня на работе; и т.д. Им не хочется занимать своё внимание незнакомыми, тревожными фактами. Им хочется помечтать.

Во-вторых, такая работа – проще для писателя. Для того чтобы снабдить рынок, ему необходимо печатать несколько тысяч слов в неделю. Следуя интенсии, оратор может говорить часами. Таким же образом, следуя интенсии, «бульварный» писатель, не обременённый объяснением новых фактов или принятием во внимание различий, может продолжать писать страницу за страницей. Получившийся продукт, подходит лишь для единого употребления и последующего выброса, как бумажное полотенце. Никто не перечитывает журнальные истории.

Вы можете спросить, раз настолько мало людей принимают такие материалы всерьёз, то почему об этом стоит беспокоиться? Причина в том, что не смотря на то, что мы можем не «принимать это всерьёз», наши интенсиональные ориентирования, происходящие из словесного потопа, в котором мы живём, укрепляются и углубляются, притом, что мы этого можем не осознавать. Нам стоит помнить, что наши неумеренные интенсиональные ориентирования не дают нам видеть реальность вокруг нас.



Пост подготовлен на основе материалов из книги Язык В Действии, автор С. И. Хаякава (Language In Action by S. I. Hayakawa), сс. 176 - 177.

среда, 4 ноября 2015 г.

Кратко об интенсиональном ориентировании

Интенсиональное ориентирование – это привычка ориентироваться по одним только словам, нежели по фактам, к которым слова нас ведут. Все мы склонны предполагать, что когда профессоры, писатели, политики и другие, по-видимому, ответственные люди открывают свой рот, они говорят что-то значимое, просто потому, что слова имеют информативные и аффективные коннотации, которые влияют на наши чувства. Мы ещё более склонны предполагать то же самое, когда открываем собственный рот. В результате такого неразборчивого комкания смысла с бессмыслицей, «карты» нагромождаются независимо от «территорий». И, за всю жизнь, можно нагромоздить целую систему бессмысленных звуков в спокойном неведении, что они вообще никак не связаны с реальностью.

Интенсиональное ориентирование можно считать общей причиной множества ошибок, которые мы уже обсудили (см. ссылки в конце поста): не принятие во внимание контекстов; склонность к сигнальным реакциям; спутывание уровней абстракции – то есть, спутывание того, что у кого-либо в голове с тем, что вне её; осознание схожестей, но не отличий; привычка довольствоваться объяснением слов посредством определений, то есть, ещё большим количеством слов. При интенсиональном ориентировании «капиталисты», «большевики», «фермеры» и «рабочий класс» «являются» тем, что мы говорим о них; Америка «является» демократией, потому что все так говорят; пособие по безработице «убивает личность», потому «по логике», если людям дают что-то за просто так», это «обрекает их личность на уничтожение», и т.д.


Давайте возьмём термин «прихожанин», который обозначает Смита1, Смита2, Смита3…, которые достаточно регулярно посещают церковные службы. Обратите внимание, что обозначение не говорит ничего о характере «прихожанина»: о его доброте к детям или отсутствие таковой, счастье или несчастье в отношении его жизни в браке, честность или нечестность его деловых практик. Термин – применим к большому числу людей, хороших и плохих, бедных и богатых, и так далее. Интенсиональные значения или коннотации этого термина – это уже совсем другой вопрос. «Прихожанин» предполагает «добропорядочный христианин»; «добропорядочный христианин» предполагает верность жене и дому, доброту к детям, честность в ведении дел, рассудительность в ведении жизни, и множество других качеств достойных восхищения. Эти предположения предполагают далее, по двустороннему ориентированию, что не-прихожане – вероятно не обладают такими качествами.

Если наши интенсиональные ориентирования – серьёзны, мы можем вербально составить целую систему ценностей – систему классификации человечества на овец и баранов – из информативных и аффективных коннотаций термина «прихожанин». То есть, когда термин дан, мы можем, переходя от коннотации к коннотации, продолжать до бесконечности. Карта – независима от территории, поэтому мы можем продолжать добавлять горы и реки после того, как мы уже нарисовали все горы и реки, которые действительно существуют в территории. Стоит нам начать, мы можем разродиться целыми эссе, проповедями, книгами и даже философскими системами, основываясь на слове «прихожанин», совсем не обращая внимание на Смита1, Смита2, Смита3….

Подобным образом, если дать оратору на четвёртое июля (день независимости в США) слово «американизм», он может играться с ним часами, превознося «американизм», издавая страшные звуки об «иностранизмах», за что слушатели будут ему аплодировать. Этот процесс, в котором за счёт свободных ассоциаций одно слово «подразумевает» другое, невозможно остановить. И, конечно, поэтому в мире так много людей, которых называют «пустозвонами». Поэтому многие ораторы, газетные корреспонденты, политики и школьные преподаватели риторики могут говорить на совершенно любую тему, о которой их попросили поговорить. Более того, множество школьных курсов по «английскому языку» и «культуре речи» представляют собой обучение тому, как продолжать говорить с претензией на важность, даже когда человеку вовсе нечего сказать – или, другими словами, обучение тому, как скрыть собственное интеллектуальное банкротство, не только от окружающих, но и от самих себя.



Такое «мышление», которое является продуктом интенсионального ориентирования, называется круговым, потому что выводы изначально содержаться в коннотациях слова, и в итоге мы обречены, независимо от того как упорно и как долго мы «мыслим», вернуться к тому, с чего мы начали. Более того, едва ли можно сказать, что мы вообще покидаем начальную точку.

Безусловно, когда перед нами предстают факты, они убеждают нас прикрыть рот, или же начать заново с чего-то другого. Именно поэтому на всяких встречах и в беседах считается «грубым» приводить факты. Они мешают всем хорошо проводить время.

Связанные посты:


Пост подготовлен на основе материалов из книги Язык В Действии, автор С. И. Хаякава (Language In Action by S. I. Hayakawa), сс. 168 - 169.

вторник, 3 ноября 2015 г.

Интеллектуальный тупик и как из него выбраться

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ТУПИК

К сожалению, люди не всегда осознают, как они приходят к своим классификациям. Не осознавая характеристики экстенсионального Мистера Миллера, которые не указываются за счёт отнесения его к классу «евреев», и присваивая Мистеру Миллеру характеристики, которые подразумеваются за счёт аффективных коннотаций термина, люди выносят окончательные суждения о Мистере Миллере, говоря: «Что ж, еврей есть еврей. Тут ничего не поделаешь».

 Нам не стоит поддаваться таким несправедливостям в отношении «евреев», «католиков», «республиканцев», и т.д., возникающим из-за поспешных суждений, или – как их стоит называть – сигнальных реакций. Термин «поспешные суждения» предполагает, что таких ошибок можно избежать, если думать медленнее; это, конечно же, не так, ведь некоторые люди думают очень медленно, но лучших результатов не достигают. Нас интересует то, как мы блокируем развитие нашего разума такими сигнальными реакциями.

Давайте разберём дальше пример о людях, которые говорят: «Еврей есть еврей. Тут ничего не поделаешь». Как мы уже отметили, они путают обозначенного, экстенсионального еврея с выдуманным «евреем» в их голове. Таких людей, однако, можно заставить признать что «есть исключения», напомнив им о некоторых «евреях», которыми они восхищаются; например:



 Опыт убедил их принять к сведению, что есть, по меньшей мере, несколько из множества «евреев», которые не вписываются в их предрассудки. В этот момент они обычно триумфально заявляют: «Исключения подтверждают правило!»[1]  - а это всё равно что сказать: «Факты не считаются». В крайне серьёзных случаях с людьми, которые так «думают» можно наблюдать, что их лучшие друзья могут быть Айзеками Коэнами, Исидорами Гунсбергами и Эйбами Синэйкосами; и тем не менее, в своих объяснениях они скажут: «Я совсем не думаю о них как о евреях. Они просто друзья». Другими словами, выдуманный «еврей» в их голове остаётся неизменным, не смотря на их опыт. То есть, у таких людей не получается учиться на опыте.

КОРОВА1 - ЭТО НЕ КОРОВА2

Как нам избежать попадания в такие интеллектуальные тупики, или если уж мы попали в такой тупик, то как нам из него выбраться? Один из способов – это запомнить, что практически все утверждения в обычном разговоре, дискуссии и общественных разногласиях, приобретающие форму: «евреи есть евреи», «республиканцы есть республиканцы», «бизнес есть бизнес», «мальчишки всегда остаются мальчишками», «женщины – водители есть женщины – водители», и т.д. – не истинны. Давайте рассмотрим одно из этих утверждений в контексте реальной жизни.
Такое утверждение, хотя и похоже на «простую констатацию факта» - не простое и не констатация факта. Первое слово «бизнес» обозначает обсуждаемую сделку; второе слово «бизнес» задействует коннотации слова. Таким образом, в предложении говориться:
«Давайте рассматривать эту сделку, не обращая внимание на честь, чувства или справедливость, как и предполагает слово «бизнес»».

Схожим образом, когда отец пытается оправдать проказы своих сыновей, он говорит: «Мальчишки всегда остаются мальчишками»; другими словами:
«Давайте относиться к действиям моих сыновей с приятным изумлением, как мы это обычно делаем в отношении тех, кого мы называем «мальчишками»».
 Это не информативные высказывания, а директивы, которые предписывают нам классифицировать обсуждаемый объект или событие данным способом, чтобы мы чувствовали или поступали так, как предполагают термины классификации.

ИНДЕКСИРОВАНИЕ

Есть простая техника, позволяющая избегать вредных влияний таких директив на наше мышление. Альфред Коржибски предложил снабжать наши термины «индексами»: англичанин1, англичанин2…; корова1, корова2, корова3…; коммунист1, коммунист2, коммунист3… Термины классификации сообщают нам о том, что индивидуумы в этом классе имеют общего, а индексы напоминают нам об опущенных характеристиках
Отсюда мы можем вывести общее правило для мышления и чтения:
Корова1 – ЭТО НЕ корова2; еврей1 ЭТО НЕ еврей2; политик1 – ЭТО НЕ политик2, и так далее. Это правило, если его запомнить, поможет нам избежать спутывания уровней абстракции (см. абстрагирование нервной системой, процесс абстрагирования, спутывание нижних и верхних уровней абстракции) и заставит нас подумать о фактах в тех случаях, в которых не подумав, мы можем начать прыгать к выводам, о которых впоследствии можем пожалеть.
____________________________________
[1] “Exception proves the rule” – Это крайне глупое высказывание раньше означало: «Исключение проверяет правило» - лат. “Exceptio probat regulam.” В английском языке это старое значение слова “prove” («доказывать») сохранилось в таких выражениях как “automobile proving ground” – «испытательный полигон для автомобилей».
____________________________________
Пост подготовлен на основе материалов из книги Язык В Действии, автор С. И. Хаякава (Language In Action by S. I. Hayakawa), сс. 118 - 120.