Поиск по этому блогу

среда, 1 июня 2016 г.

Коржибски Одна Из Биографий: Часть II Первые Шаги / Глава 2 Молодой Альфред 4. "Мы были как незнакомцы"



Как и в случае с истекающей кровью крестьянкой, молодому Альфреду иногда приходилось полагаться на советы его матери, Хелены Ржевуской Коржибской, но он не был крепко к ней привязан. (Он сохранял к ней уважение и поддерживал с ней связь вплоть до её смерти в Польше, в 1937 году.) В целом, отношения в семье Коржибски нельзя было назвать «тёплыми», но это не считалось чем-то необычным в польских аристократических семьях. Альфред, родившийся 3го июля 1879 года, и его сестра Адрианна, на два года старше, воспитывались слугами. Французская и немецкая воспитательницы были частью их повседневной жизни.

Ежедневные контакты с родителями были ограничены до совместных трапез и других случаев, и носили формальный характер.

…за нами с сестрой присматривали опытные воспитательницы и слуги, и нам редко приходилось делать что-то вместе с мамой и папой, очень редко…В более широком смысле, как мать так и отца волновало будущее их детей…Но семейного взаимодействия было не много…мы, считай, были как незнакомцы. Имело место дружелюбие, вежливость, цивилизованность, но отсутствовала взаимосвязь. У нас не было никаких психо-логических проблем. Мы все были спокойными цивилизованными людьми, и уживались как могли, без старомодных семейных уз.[1]



Хэлена Коржибская родилась в известной шляхетской семье Ржевуских, владельцев обширными землями в Украине, чья репутация была подпорчена из-за сомнений в преданности некоторых её членов Польше. Она родилась в 1857 году, и выросла в, принятой тогда для дочерей аристократов, чрезмерной опеке. По мнению её сына, это превратило её в весьма поверхностную и инфантильную женщину, для которой воспитание детей было сродни игре с куклами. Альфред говорил, что Хэлена занимала себя нескончаемым посещением и организацией вечеров, балов и званых ужинов.


Будучи ребёнком, Альфред ездил вместе с ней в Германию и другие части Европы, на различные курорты с минеральными водами на один или два месяца в год, в которых она лечилась покоем от реальных и воображаемых болезней. Однажды, когда они были в Вене, пяти или шестилетний Альфред запустил букет цветов в карету Франца Иосифа, австрийского императора и короля Венгрии, и попал его императорскому величеству в нос.

Позднее Коржибски называл её «дурным советчиком» - умелым манипулятором с показной беспомощностью – и старался избегать отношений с женщинами с подобными качествами.[2] (Женщины близкие ему в дальнейшей жизни были известны своей самодостаточностью и прямотой.) Требовательный характер Хэлены, без сомнения, помог Альфреду выработать навыки решения проблем. Он отмечал: «Она иной раз могла свести слуг с ума, а я играл роль миротворца, оправдывал, объяснял».[3]

Сестра Альфреда определённо была в не очень хороших отношениях матерью. К счастью для обеих, Адрианну послали в школу при женском монастыре Священного Сердца в Вене. Когда, через пять лет, она вернулась в Варшаву, Альфред отметил, что «Она была совсем другим человеком». Она хорошо владела немецким языком, и позднее вновь отправилась жить в Вену. Брат некоторое время вёл с ней переписку, но со временем прекратил с ней контактировать, особенно с его переездом в США. Они увиделись лишь в 1929 году, во время его визита в Польшу. После второй мировой войны – как это случалось со многими родственниками – он о ней не слышал, и даже не знал, жива ли она.

Альфред был ближе со своим отцом, Владиславом Коржибским 1839 года рождения, одним из трёх сыновей Винсенти Андрея Коржибского, который, до восстания в 1863 году, был министром юстиции Мазовии и членом варшавского парламента. Владислав выучился на инженера и обладал широким кругозором благодаря тому, что ему довелось учиться во многих частях Европы. Особенно ему нравилась Англия. Альфред позднее говорил, что его отец просто «влюбился в Англию. Всё было британским кроме кухни (которая была французской)».[4] Возможно, по этой причине Альфреду дали его англо-саксонское имя. Будучи «генералом» в Российском Министерстве Путей и Сообщений (работникам на бюрократических должностях присваивали воинские звания), Владислав Коржибский проводил много времени вдали от дома, в путешествиях по своей работе, занимаясь ремонтом мостов и дорог, включая железные дороги, по всей России. Вместе с этим, он посвящал бо́льшую часть свободного времени, налаживая работу на старой собачьей ферме Ржевуских. Работая с русскими, и одновременно с этим, стараясь улучшить ситуацию дома, Владислав Коржибски стал своего рода манифестацией духа примирения и практического идеализма, которым к 1870м вдохновились многие поляки. Они верили в возможность приспособиться или даже работать на власть-держащих, и сохранить при этом польскую культуру и улучшить жизнь своих соотечественников. Отношение, которое продемонстрировал отец Коржибски и его работа в Руднике, впоследствии оказали сильное влияние на Альфреда.


[1] Коржибски 1947, сс. 415-417.
[2] Коржибски 1947, сс. 475-476.
[3] Коржибски 1947, с. 23.
[4] АК ''Manhood Notes''. дата не указана [вероятно, 1948 год], расшифровано Шарлот Шекарт, Архивы ИОС. Воспоминания Коржибски, факты о его родителях и ранней жизни Альфреда были взяты из польской статьи о Владиславе Коржибском в Польском Библиографическом словаре, Том 14 (1968-9), опубликованном Польской Академией Наук, Институтом Истории.

Комментариев нет:

Отправить комментарий