Поиск по этому блогу

пятница, 24 июня 2016 г.

Коржибски Одна Из Биографий: Часть II Первые Шаги / Глава 2 Молодой Альфред 7. "Первое и величайшее разочарование"



7. «Первое и величайшее разочарование»

Альфреду исполнилось 18 летом 1897 года, и он, скорее всего, окончил школу ранее в том же году, или весной 1898 года (записей о том, когда именно это произошло, не сохранилось, а сам Коржибски не мог вспомнить точную дату). У Альфреда появились амбиции стать математиком, физиком или юристом. Он был шокирован, когда понял, что выбор его родителей отправить его в реальное училище, вместо гимназии, не давал ему возможности поступить в университет ни на одну из этих профессий. Дело было в том, что он не изучал латынь или греческий язык, а для поступления на факультеты математики, естественных наук или права в Польше, остальной России или где-либо ещё в Европе, требовало способностей в обоих языках. Его родители хотели, чтобы он стал инженером, как его отец. В частности, они считали, что Альфред смог бы хорошо зарабатывать в развивающейся сфере химической промышленности, работая инженером-химиком. Они отправили его в реальное училище, чтобы направить его по пути карьеры инженера, а не профессий, которые ему были больше всего интересны.

Когда Альфред узнал, что он не мог пойти в университет, он испытал то, что сам позднее называл «первым и величайшим разочарованием, которое мне приходилось испытывать».[1] Несмотря на его 'терпимые' оценки, он считал, что у него достаточно знаний в математике, естественных науках, литературе и гуманитарных науках. Он хорошо говорил и читал на французском, немецком и русском, и поэтому имел доступ к основным языкам, не включая английский, на которых велись научные исследования в конце 19го века. Насколько он мог судить, у него было всё необходимое, чтобы успешно работать в сферах математики, физики или юриспруденции. Однако он знал, что в Европе он не сможет найти работу, где он мог проводить исследования в математике или физике, имея только диплом инженера, а не степень доктора философии. А для того, чтобы стать юристом нужны были латынь, греческий язык и университет.


Возможно, Коржибски переоценивал проблему погони за карьерой научного исследователя лишь с политехническим образованием? В конце концов, это не остановило Альберта Эйнштейна (который тоже родился в 1879 году). Хотя, с другой стороны, даже Эйнштейн, после окончания техникума в Цюрихе, испытывал трудности в начале поисков того, что он считал подходящей для себя работой. Эйнштейну удавалось находить лишь временные места работы в техникуме и давая частные уроки, пока он не занял должность в швейцарском патентном бюро. Даже после того, как он написал свою эпохальную работу в 1905 году, ему приходилось работать доцентом – лектором за маленькую зарплату в Берне до того, как он, наконец, занял свою первую профессиональную должность в Университете Цюриха в 1909, и это не без поддержки работников университета. Пожалуй, Альфред, не переоценивал свои проблемы.

Он рассматривал возможность обучения латыни и греческому. Благодаря познаниям во французском, латынь далась бы ему легче, но греческий язык был ему совсем не знаком, и ему бы потребовалось больше времени, чтобы им овладеть. «Тем временем», как он описал позднее: «давление усиливалось. Родители старели, отец болел, и ушёл на пенсию. Мне приходилось проводить больше времени, занимаясь хозяйством».[2] Денег хватало, но постепенно финансовые проблемы начинали беспокоить. Альфред не хотел тратить ещё два года на изучение латыни и греческого, и считал это бесполезным формальным требованием. Поэтому он принял решение не тратить время попусту и стать инженером.


[1] Коржибски 1947, с. 52.
[2] Коржибски 1947, с. 53.

Комментариев нет:

Отправить комментарий